Либер Полли (liber_polly) wrote,
Либер Полли
liber_polly

Categories:
Моя бабушка - польская цыганка. Неведомыми путями ее мама попала в деревню Тульской области и там осела. Слышала в детстве, что ее украл из табора прадед. Было у бабушки 12 братьев и сестер, семья была зажиточной и вольной. Бабушка у меня с 12 года, и когда я была совсем мелкой, то о детстве она вспоминать даже любила. Революция не была границей благополучия, первая мировая семьи не коснулась. Где-то примерно на 19 годе рассказы всегда обрывались. И дальше уже начинались с предвоенного времени. То есть порядка 20 лет - не рассказывались. Знаю, что приехала она в город какими-то сложными путями году так в 1935, уже не девочкой. Как смогла - без паспорта? Крестьянам же не давали. Мыла полы, училась в вечерней школе, перед самой войной вышла замуж за моего деда, который был ее лет на 8 моложе. Это все сумбурно, мельком, отдельными фразами. А потом подробный рассказ, как ее застала война беременной, в должности директора продуктового магазина. В наш город, Сталиногорск, в декабре вошли немцы. Беременная бабушка ночами зарывала содержимое магазина, все продукты и кассовый аппарат - сама, одна, в страхе что все украдут, что будет ей тюрьма и лагеря. Ужас, ужас. Она рассказывала - тяжелая земля, ее тошнит и выворачивает, лопата неподъемная, пытается все завернуть хоть как-то, потом набрасывает веток на это вскопанное место, тащит какое-то железо от разбомбленного сарая, все болит, ночь, стреляют какие-то орудия, и вот-вот войдут немцы. Дед был эвакуирован один, на войну он не попал, как талантливый слесарь. А бабушка в эвакуацию не смогла - отвечала за магазин, карточки же были, страшное дело. Мама родилась в марте 1942-го. В 44 вернулся из эвакуации дед.
Потом бабушка была директором продмагов еще долго, я застала, хорошо помню. Меня баловала, разрешала пройти по кондитерскому отделу и выбрать конфет - по штуке, какие захочу. Я была первой внучкой, вечно сидела под круглым столом, под скатертью. Слушала взрослые разговоры, без конца. Братья-сестры звали ее Паня, любили очень.

Помню, как она мне покупала билеты куда-то. В Воронеж? когда билетов никаких не было нигде, в 80-х годах. Подошла к очереди, что-то сказала, засмеялась, пошутила, улыбнулась, как-то так переступила, еще что-то, пара фраз. Молодое лицо, молодые движения - а ей уже лет 70 было! Я стояла сзади, как деревянное чучело. Очередь как-то подвинулась, и билет мне мгновенно был. И кассир с ней пошутила, город был тогда маленький, ее знали.

Бабушка у меня жива. Маленькая, сухонькая, с длинными и не-седыми еще волосами. До сих пор, мама говорит, красит губы перед выходом на улицу, и любит яркие шелковые косынки. Ясные-ясные умные карие глаза. Сажает сад, и ходит туда - уже не каждый вечер, как раньше, но ходит. Живет она вместе с моим дядей, художником, младшим сыном. Его родила в 40 лет, потому что так захотела - и обожает всю жизнь. Все всегда ему было можно, Рязанское художественное училище, Московский Полиграфический институт, книги, Солженицын, талант, реставрация церквей. Водка, водка, алкоголизм, одинокая жизнь. Посылаю деньги бабушке от него втайне - пропьет. Все равно пропивает. Безнадежно, все безнадежно. Боже мой, как я его в детстве любила - больше, чем родителей, больше всех и всего, у нас 12 лет разницы. И как он со мной возился, когда моя молодая мама сбросила меня ему на руки, практически годовалую и до школы. Рисовать, читать, масло, пастель, русские художники, импрессионисты... мольберт, холст, краски. Акварель, ловить рыбу, гулять, разговаривать, таскал во все гости с собой. А теперь - сумрачный алкоголик, молчит, не разговаривает. Запах. Последний раз я его видела в 1998, перед отъездом. Прощалась. Не был он похож на себя, так жалко. Люблю и плачу.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments