May 29th, 2020

Orange

28 мая

Утром по прежнему нет никого, и машин почти нет, если выйти в пол восьмого, только пахнет свежим хлебом из булочной, и я иду по другой стороне улицы.

Мы дождались вчера премьер министра. Бедняга, ему лет 40 с хвостом, лень гуглить, и у него совершенно поседела треть бороды за карантин.

Нас отпускают, снимают 100 км со вторника, и рестораны открывают со вторника (в Париже только те, где террасы), и можно букать гостиницы, и с 15 июня залетают самолеты внутри Европы. Про дальние страны решат недели через две всей европой.

Потом я иду к шато, мимо дома, где жил Мольер, мимо памятника депортированным евреям, мимо паркинга в стенк шато, и вот уже оно, и ворота в закрытый парк. И если повезёт- знакомый шотландский терьер или чау чау.

Потом быстро вверх, мимо ворот шато 1703 года (я так и не нарисовала картинку за карантин), вверх вдоль каменной стены обсерватории (их построили по приказу короля, но принц, которому они мешали охотиться в королевских медонских лесах, велел снести, так что они где-то есть, где-то нет.

Там я смотрю на поворот в лес, и поворачиваю обратно.

Сегодня зашла на медонский рынок, вытащила наушники. Никакой очереди, идти внутри надо по стрелке, но без фанатизма. Купила четверть арбуза, темной черешни, клубники с юга Франции и помидоров (себе зеленых а С. красных). Все спелые.

Потом рыбник (да, есть любимый), и 4 маленьких свежайших камбалы, утром из моря. Потом продавец сыра (я всегда у одного покупаю) - сливки и грамм 200 сыра, на который засмотрелась.

Потом оливки, греческие и зеленые, миндаль, длинный изюм и сушеные сливы.

В конце рядов - 2 перепелки на завтра. Их вытаскивают (они уже неживые) и дальше разделывают, опаляют, заворачивают...

И домой. Потом работать.

Мы сегодня дописали длинный проект, вдвоем работали недели две в свободное время...

Collapse )