February 2nd, 2013

Orange

(no subject)

В среду узнала, что увольняют коллегу-контрактора. Сегодня точно знаю, что ему сказали об увольнении за 15 минут до нашего с ним похода в кофейню. У китайцев железные нервы. У меня совсем нет.
В четверг взяла sick day, больничный.
Сегодня работала как газовая горелка - фррррр и открытое пламя.
Как хочется написать про корпоративные игры и методы защиты от харакири. Разве что под замком.

Posted via LiveJournal app for iPad.

Orange

(no subject)

В одна тысяча девятьсот семьдесят шестом году, совершенно мелким школьником-юннатом, в седьмом классе...
Начну сначала.
В том году я выиграла всероссийскую олимпиаду с огромным отрывом, девочка из провинции, и Симон Шноль меня в кабинете жюри спросил: а что ты хочешь?
Я сказала, что хочу на Белое море.
Не знаю. С кем он говорил. К кому ходил. 2 июня я уехала со студентами 1 курса в Чашниково. А через месяц на ББС.
В Чашниково у нас были большие палатки, на 15 человек примерно. Ночью дежурные дежурили в центре лагеря, и пару раз я тоже. С Димой Андриановым и другими лицами. По субботам на электричке приезжал Сережа Б. С блестящим кожаным планшетником.
Всю неделю мы ходили на полевые экскурсии (собирая ботанические коллекции, с ботаническим прессом).
Преподаватель - как сейчас помню - говорил, к примеру: это копытник. Его невзрачные цветы возбуждают аппетит. И мы слегка хихикали, поскольку аппетит был всегда.
Мы дежурили по столовой, и я два раза в Чашниково тоже.
И мы пели у костра. Много раз. Борька Ж. Трагически исполнял песню про "лев николаич толстой".
Я умирала слушая "вдоль красной реки, моя радость"
Странно, что помню столы в столовой - как стояли. И комнату с микроскопами и штативными лупами. И как укладывать растение, чтобы правильно его засушить в прессе.
И у меня там было преступление, за давностью лет признаюсь. Я бежала между лабораторий, и увидела редкое, невозможно привлекательное растение, и сорвала под корень, и принесла в лабораторию.
Я ходила на все занятия, на равных со студентами 1 курса, и спрашивали с меня одинаково.
И вот, дура, несу длинный стебель с зелеными колокольчиками, и кричу. Нашла у лабораторного корпуса. И мой преподаватель говорит - я сам его тут сажал.
А потом мои 5 и 6 группы поехали к куратору в МГУ, чтобы мелкого юнната пустили на ББС. Плюс Шноль, и пустили. Потом расскжу.

Posted via LiveJournal app for iPad.

Orange

Майское-полевое - пост пять лет тому назад

Полевой сезон в прошлой жизни начинался в мае. Сам выход в поле мог быть и в июне, но в мае душа была в сиюминутной готовности. Хороший трехкамерный абалаковский рюкзак я так и не смогла купить в 70-80. Не было денег и рюкзаков этих не было в магазине. Я же не в Москве жила, там - случалось. Спальный мешок подарили старшие друзья на 16-летие, и он был хорош. Тяжелый только, собака - килограмма четыре, неизбежные килограммы.
Денег на легкую еду у меня не было никогда тоже, да и неважно это было в ту пору. что-то есть все же было надо, поэтому покупались рожки, дешевейший рыбный завтрак туриста, супы в пакетиках. Чай. немножко кускового сахара. Хлеб брался с собой исходно - а потом иногда хлебом делился лесник. Это же не дальние походы - всего-то заповедник, недельные маршруты. страшно гордилась в 15 лет, что могу нести 16-килограммовый рюкзак и сама с земли его одевать. Во мне тогда было 45 кг, и повторить подвиг я сейчас не могу.
Еще с собой были книги, одна или две.
Когда в одном из полевых сезонов у меня кончилось, что читать, и я пожаловалась в письме моему московскому другу Сереже Б. на это, он мне прислал два тома Добролюбова. Я читаю любые буквы, удивилась выбору - но прочитала и Добролюбова раза два, в конце августа в Москве вернула.
Один из сезонов, школьницей, я занималась лягушками. Рутина была такая: почистить ловушки (вкопанные в землю гладкие трубы), проверить в 5 утра. Померить, взвесить, посчитать, выпустить вдали всю пойманную живность (лягушки, жабы, жерлянки, тритоны, иногда - мыши и бурозубки), взять рогульку, пробежаться по дуплянкам (развешанным деревянным птичьим домикам для диких птиц), или пойти на реку, или помочь ботаникам, или пойти проверить паутинки с орнитологами. В 10 - проверить ловушки еще раз, перед жарой, а то лягушкам плохо становилось. Пособирать землянику, сварить супчик или чай, первый раз что-то заглотить. иногда в промежуток от 11 утра до 4 дня (третьей проверки) я успевала сбегать в заповеднический поселок со свой Липовой горы. В четыре проверить (посчитать, обмерить, выпустить), сварить еду, часов в восемь-девять проверить четвертый, последний раз. И спать.
Для лаборантов и студентов стоял такой щелястый домик, подальше от лесниковского дома. Был предбанник с хорошей лампочкой и столом для измерений и взвешиваний - самосбитым, дощаным. И комната с сетчатыми матрасами, сколоченными кроватями. Помню, спала в спальнике на пружинном матрасе. Газ закончился в баллоне довольно быстро (видимо, с прошлого года был баллон), новый лесник не вез и не вез, еду готовила на костре, там же грела чайник и из рукомойника с пимпочкой мыла голову, поддавая затылком. Сурово училась разжигать костер с одной спички. Котелок был один, и мылся травой и водой у колодца.
Одной иногда было тоскливо вечерами, хотя особой рефлексией в 16 лет я не страдала. Я сидела на кордоне 2 месяца, время от времени кто-то еще приходил, останавливался на пару дней и уходил на другие кордоны. Иногда после проверки вечерних ловушек я убегала в Брыкин Бор в общежитие, - потрепаться, песни попеть, опять же иногда пересечься с того-времени-сердечной любовью, чтобы поговорить да посмотреть, надежды там не было никакой. проговорив ночь, к утренней проверке ловушек я возвращалась. Речку вброд (мост всегда весной сносило), потом по утренней росе в мокрых кедах, к кордону слегка высыхаешь, после проверки часа на три спать...
После двух месяцев, в августе, я присоединилась к журавлятникам и еще месяц мы наблюдали за журавлями, картировали их по голосу, бродили в центре заповедника вокруг озера Кальное, где по слухам жил медведь. Медведя не было, лосей встречали.
После того лета мне выплатили в конце сезона рублей 150 полевых денег, а на еду мне выдала мама еще перед отъездом, рублей по 25 на месяц, я даже не все потратила. На эти образовавшиеся деньги я съездила в Питер и Воронеж - осенью и зимой.