May 8th, 2007

Orange

пролетарии умственного труда

В сущности, дантистов тоже жалко. Компьютеры у них стоят в кабинетах - а ни тебе на интернет отвлечься, ни е-мейлы проверить - все время люди и зубы, и зубы, и зубы.
Все восемь часов - или сколько у них - непрерывно работать руками. Как продавец в сырном отделе. Все время.
Мой дантист работает с восьми утра. Я в это время еще и думаю плохо, к девяти могу только внятно разговаривать...
Orange

появилась черешня, началось лето!

Складываю косточки в крышку от пластиковой банки.
На рабочем столе. Удерживаюсь пока от желания стрельнуть косточкой в соседа.
Собственно, ближайший сосед уехал в отпуск в Мексику, там у него сын женится - почему-то в Мексике. В подарок на свадьбу коллега взял в банке кредит под залог собственного дома - $200 тысяч. И подарил. Царский подарок. Коллеге 67 лет. Как он будет выплачивать этот кредит теперь? Не буду думать.
Сегодня у меня 5 часов митингов. И еще куча работы, которую нужно сделать до и после. И поговорить нужно, хотя бы с пятью тестерами из моих шестнадцати. И с пятью проджект-менеджерами из пяти. У меня большой проект, поэтому и проджект-менеджеров многовато.
В ланч я сбегала (бегом!) и положила чек в банк (из денег, выплаченных моей компании - на частный счет) и отправила письмо с бумажками для налоговой отчетности разной.
Список домашних дел до ниже пола.
А если удастся сбежать с работы часов в пять, то у меня есть два бесплатных билета на премьеру кино - 28 weeks later.
Черешня кончилась совсем. Ухожу работать.

 

Orange

(no subject)

Сгрызла две воблы с хорошим французским красным вином, и настало мне счастье.
От большого количества работы радости стали ну совершенно немудреные. Скоро превращусь в протоплазму. В активную протоплазму. Буду ли я кому-то нравиться?